Домой » Закон (страница 4)

Закон

Как вернуть свои деньги?

Благими намерениями вымощена дорога в суд
Тысячи жителей республики, заняв по дружбе или под проценты крупные денежные суммы, не могут получить их обратно

Невозвращенные крупные долги превратились в настоящее бедствие на всей территории СНГ, и Узбекистан здесь не является исключением. Приблизительно каждое третье рассматриваемое судами республики дело — это споры по договорам займа или правонарушения и преступления, совершенные в связи с такими спорами.
Сохранив беззаботную привычку жить от зарплаты до зарплаты, перехватывая у соседа или сослуживца сотню-другую, многие пытаются решать для себя сегодня за чужой счет вопросы уже совершенно другого порядка. Например, открыть свое дело, купить автомобиль или квартиру, помпезно отметить юбилей или свадьбу, съездить за границу. При этом выполнение задуманного планируется вполне практически, а о возвращении долга рассуждают примерно так: заработаю, даст Бог, или продам что-нибудь. Психологи не зря говорят, что каждый оценивает по делам только других, себя же — больше по намерениям и довольно снисходительно: я же хотел как лучше, обстоятельства обернулись против меня… Учет обстоятельств начинается после того, как чужие деньги потрачены и возвращать их нечем. При займе же крупной суммы о них предпочитают не думать — жизнь и так сложна.
А как же тот, кто занял (или, используя юридический термин, — займодавец, кредитор)? Почему он бездумно идет на сомнительные предложения отдать зачастую последние деньги «под выгодные проценты», которых никогда не получит? Почему большая часть отдающих «кровные» не предлагает прожектерам посетить нотариальную контору для оформления сделки, мало того, не берет даже элементарной расписки? В результате после многомесячных или даже многолетних мытарств, большинству приходится вообще забыть об отданных деньгах, а другим, после судебных тяжб и несчетных скандалов, убедиться в том, что заемщик «гол как сокол» и ему нечем возместить ущерб. Виноватыми в таком случае оказываются все вокруг — нотариусы, судьи, невольные свидетели сделки, судебные исполнители, даже те, кто, по мнению пострадавшего, мог бы помочь, да не хочет. Только не сам человек, создавший своей правовой безграмотностью и беспечностью столько проблем себе и окружающим.

Истории разные — поучительные и страшные
История первая
и не единственная
Жили-были три брата. Двое — довольно состоятельные, а третий — инвалид первой группы. У братьев умерли родители — уважаемые люди, жившие в большом доме. Дом дети продали, а деньги разделили поровну. При этом умные и предприимчивые братья решили помочь семье больного брата: двум его детям нужно учиться, у жены зарплата мизерная. «Вложим и твои и свои деньги в дело, на проценты будете жить и решать проблемы семьи», — предложили они из самых добрых намерений. Как откажешь братьям, ведь предложение разумное. Какую расписку потребуешь у родных людей? Деньги были отданы, дело провалено. Больной брат умер, его семья бедствует, но в возвращение долга уже не верит никто. Да и был ли он, этот долг?

История вторая, повторяемая в десятках вариантов
Семья военнослужащего переехала из областного центра в Ташкент. Мужа перевели по службе. До получения жилья поселились на квартире. Через полгода квартирная хозяйка обратилась с настоятельной просьбой: «Помогите возвратить отданные в долг миллион сумов. Мучаюсь уже не первый год». Квартирант попытался просьбу проигнорировать. Но хозяйка прозрачно намекнула, — не поможешь, съезжай с квартиры. Как быть? В очереди на получение квартиры на службе у него трехзначный номер, дети ходят в школу поблизости, жена — на работу. Все полетит вверх тормашками. Офицер взял табельное оружие и пугнул заемщика. Тот деньги отдал, но на следующий же день написал жалобу по месту службы «выбившего» долг. Военнослужащего уволили, его семья пережила в связи с этим немало бед — мыкалась без жилья, переехали в область, а там нет работы.

История третья, каких тысячи
К семье среднего достатка обратился дальний родственник: помогите деньгами, бизнесу нужна подпитка. Верну с хорошими процентами. Глава семьи объяснил родственнику, что деньги (около полутора миллионов сумов) есть, но они предназначены на свадьбу старшего сына. Но родственник не унимался: «Да я вам до этого времени принесу почти в два раза больше». Деньги были отданы без оформления даже обычной расписки — родственник клялся, что не подведет.
Однако ни через обещанные полгода, ни через год деньги возвращены не были. На неоднократные напоминания сначала заемщик отвечал вежливыми обещаниями вернуть немного позже. Потом стал вести себя с займодателями нагло и вызывающе. И наконец заявил: «Расписки я вам не писал, свидетелей у вас нет. Так что оставьте меня в покое, вам ни один суд не поверит».
У пожилого отца семейства после этого случился инфаркт. Старший сын его, придя домой с работы и столкнувшись в дверях с врачами «скорой помощи» и санитарами, выносившими отца на носилках, поговорив с плачущей матерью и выяснив обстоятельства дела, из дома исчез на всю ночь. Он отправился к друзьям, объяснил им ситуацию. Четверо молодых людей, нагрянув ночью к заемщику, жестоко избили его. Жена пострадавшего вызвала милицию, парни были осуждены за хулиганство.
…Писем с подобными историями в редакцию приходит немало. Но, к сожалению, когда на руках у кредитора нет даже примитивной расписки, подтверждающей, что договор займа действительно имел место, ему действительно помочь невозможно. Проигнорировав закон, человек не может претендовать на его защиту.

Расписка поможет не всегда
Как вытекает из судебной практики, в процессах, рассматривающих споры граждан по договорам займа, в большинстве случаев единственным документальным подтверждением сделки является расписка заемщика, причем, как правило, не заверенная нотариально. Часто такой, с позволения сказать, документ, неграмотно составленный на клочке бумаги, помогает суду вынести удовлетворяющее кредитора решение лишь в том случае, если должник согласен с его претензиями. Но даже решение суда, принятое по такой расписке, не всегда гарантирует возвращение долга. Свидетельство тому — история, которую рассказала обратившаяся в редакцию Г. В. Махкамова, имеющая на руках решение Шайхантахурского межрайонного суда по гражданским делам от 5 сентября с.г., обязывающее гражданку Гречаник С. С. возвратить ей переданные в долг деньги. Вот эта история.

Жди подарков из Америки!
Махкамова Гульнара Вахобжановна и Гречаник Стелла Семеновна были знакомы не один год. Гульнара работала воспитателем в детском саду, который посещали двое детей Стеллы. В конце 2000 года Стелла обратилась к Гульнаре с просьбой занять 1100 долларов США и 910 тысяч сумов, уверяя, что названные деньги будут возвращены через месяц (по словам потенциальной заемщицы, должна вернуться мать Гречаник из Америки, которая и привезет нужную сумму). «Я тебя обязательно отблагодарю, — сказала Стелла, забирая деньги. — Мама привезет подарков. Будешь довольна».
Но ни через месяц, ни через год, ни через полтора года не только американских подарков, но и своих денег Махкамова не получила, после чего и обратилась с исковым заявлением в суд, представив в качестве подтверждения договора о займе расписку Гречаник. На суде выяснилось, что Махкамова — не единственная, у кого Гречаник числится в должниках. Мало того, на заседании суда Гречаник заявила, что в расписке указана совсем не та сумма, которую она занимала у Махкамовой. Якобы та внесла в ее расписку исправления — к 100 долларам дописала впереди единицу и получилось «1100», а к 91.000 добавила еще один ноль и получилось девятьсот десять тысяч. То есть сумма возросла в десять раз. В связи с ее заявлением расписка была направлена на экспертизу, которая показала, что никаких исправлений в текст не вносилось, все написано одними чернилами, одной рукой и в одно и то же время. Судебное решение было принято в пользу Махкамовой, но радовалась она недолго. Судебные исполнители Сабир-Рахимовского района выяснили, что Гречаник — мать-одиночка, воспитывает троих детей и не имеет имущества, которое могло бы быть описано в счет уплаты долга. Для того чтобы удовлетворить кредитора в таком непростом деле, судебные исполнители должны проделать большую работу по оперативной проверке заемщика. Пока она, к сожалению, успехом не увенчалась.
p.s. В следующей публикации вы узнаете, как нотариально оформить договоры займа и залога и какие проблемы сопутствуют заемным отношениям граждан республики.
Наталья Кочубей.

ТЕРЯЕТ ТОТ, КТО РИСКУЕТ

К серьезным убыткам приводят попытки частных предпринимателей, занятых торговым бизнесом, обойти таможенное законодательство.
Только за последние четыре месяца сотрудники таможенного управления Самаркандской области пресекли свыше 320 фактов нелегального ввоза «челноками» товаров народного потребления, в том числе низкокачественных и даже небезопасных для здоровья. Весь нелегальный груз, стоимость которого более 318 миллионов сумов, конфискован, как это предписано постановлением Кабинета Министров республики «Об упорядочении ввоза товаров физическими лицами на территорию Республики Узбекистан».
Сразу после выхода этого правительственного документа, направленного на создание цивилизованного рынка, в области была проведена большая разъяснительная работа среди предпринимателей, в которую активно включились и сотрудники таможенного управления. В частности, на вещевых рынках, в стационарных торговых точках вручались памятки предпринимателю с тем, чтобы каждый занятый торговым бизнесом был детально ознакомлен как с упрощенным порядком таможенного оформления грузов, так и с жесткими санкциями в случае отсутствия необходимых документов. И, действительно, в последнее время, по словам начальника отдела таможенного контроля областного таможенного управления Ильхома Тешаева, число желающих рисковать заметно уменьшилось.
Что же касается конфискованных товаров, то львиная доля приходится на безакцизную табачную и спиртоводочную продукцию, завезенную из соседних республик без таможенного оформления. В черный список товаров-«нелегалов» попали и автошины, парфюмерия, медикаменты российского производства, телевизоры и китайский ширпотреб… Наверное, еще долго будут приходить в себя двое предприимчивых дельцов, избравших незаконный путь ввоза медикаментов и «прогоревших» на двадцать с лишним миллионов сумов. Их нелегальный груз, предназначенный для коммерческой деятельности, был конфискован, а самим дельцам предъявлены штрафные санкции.
Как пояснил Ильхом Баратович, качественный товар, изъятый у его владельцев при попытках незаконного ввоза на территорию республики, подлежит реализации через специальную сеть магазинов, а вырученные средства поступают в доход государства. О том, какова же дальнейшая судьба промышленных суррогатов, рассказала инспектор-эксперт лаборатории таможенной экспертизы Гульнора Музаффарова:
— Подделывают, как известно, то, что пользуется спросом. И в этом ряду лидируют спиртоводочные изделия. Основной поток суррогатного зелья идет из соседнего Казахстана. Только за один месяц было уничтожено 163 литра завозного «самопала». А недавно к этой цифре прибавилось еще 44 литра спиртоводочной продукции, фальсифицированной уже в Самарканде. Правда, в последнее время с подобными фактами мы сталкиваемся все реже — бдительность таможенной службы явно поумерила аппетиты предприимчивых дельцов, пытающихся заработать легкие деньги на ввозе и сбыте подделок с яркими наклейками. Большинство завозных спиртоводочных изделий соответствует стандартам.
Не получили «добро» на ввоз дверные петли российского производства, которые намеревалось реализовать на местном рынке СП «Союз-Л». Вся партия петель почти в 15 тысяч штук не отвечала требованиям ГОСТа и была передана на переработку во Вторчермет.
Не устоял перед соблазном крупно заработать на обуви китайского производства, в том числе и детской, купленной по бросовой цене, один из предпринимателей-«челноков». В итоге «прогорел» почти на пять миллионов сумов — низкокачественная полимерная обувь, по заключению экспертизы, не соответствовала гигиеническим требованиям и была запрещена к реализации.
В объемной стопке дел хранится фотография, на которой груда лекарств. Как поясняет старший лейтенант таможенной службы Гульнора Музаффарова, в фотообъектив попали все 48 наименований медикаментов за несколько минут до того, как были уничтожены. Так плачевно обернулся для частного предпринимателя из Ургутского района бизнес на здоровье земляков, которым он собирался предложить лекарства, не включенные в государственный реестр. К тому же сам он не имел лицензии на частную фармацевтическую деятельность. По этому факту возбуждено уголовное дело.
К аптечной продукции таможенная служба предъявляет самые высокие требования. Благодаря чему не дошли до адресата — самаркандской фирмы «Асклепий» 540 упаковок линкомицина гидрохлорида производства АКО «Синтез». Препарат не прошел сертификационные испытания, и его изготовителю ничего не оставалось, как дать согласие на уничтожение всей партии линкомицина стоимостью в 440 с лишним тысяч сумов.
Всего же в этом году благодаря оперативным мерам сотрудники самаркандской таможни пресекли ввоз более ста тонн некачественного товара.
Наталья Шакирова.
Соб. корр. «Правды Востока».
Самаркандская область.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

О мерах по упорядочению регистрации
и осуществления торговой деятельности юридическими и физическими лицами
В целях унификации требований, предъявляемых при регистрации и осуществлении торговой деятельности к юридическим и физическим лицам, повышения экономической и имущественной ответственности торговых предприятий по торговым операциям Кабинет Министров постановляет:
1. Установить с 1 декабря 2002 года порядок, при котором юридические лица, осуществляющие оптовую торговую деятельность, обязаны иметь уставный фонд и другие активы в размерах, обеспечивающих экономическую и имущественную ответственность по совершаемым торговым операциям.
Исходя из этого определить, что право на получение разрешительного свидетельства на осуществление оптовой торговли имеют юридические лица, имеющие в наличии соответствующую материально-техническую базу (собственные складские помещения и оборудование) и сформировавшие на момент регистрации уставный фонд в размере не менее 6000-кратного размера минимальной заработной платы, из которых денежными средствами — не менее 2000-кратного размера минимальной заработной платы.
2. Определить, что розничная торговля на вещевых рынках импортными потребительскими товарами может осуществляться физическими лицами, зарегистрированными в установленном порядке как индивидуальные предприниматели, имеющими разрешительные свидетельства на право розничной торговли и проведения экспортно-импортных операций, при наличии Грузовой таможенной декларации, оформленной в режиме «выпуск в свободное обращение», сертификатов соответствия, уплаты таможенных и других обязательных платежей.
При этом ввоз импортных потребительских товаров и их таможенное оформление должно производиться самим физическим лицом — индивидуальным предпринимателем.
Индивидуальные предприниматели, осуществляющие розничную торговую деятельность, обязаны вести учет доходов и товарных операций в установленном порядке.
Министерству финансов, Министерству макроэкономики и статистики, Государственному налоговому комитету Республики Узбекистан в декадный срок разработать и в установленном порядке утвердить Порядок учета доходов и товарных операций индивидуальными предпринимателями, осуществляющими торговую деятельность.
3. Утвердить Положение о порядке регистрации и осуществления оптовой и розничной торговой деятельности.
4. Запретить хокимиятам городов и районов выдачу разрешительного свидетельства на право реализации алкогольной продукции в магазинах, расположенных вблизи детских, учебных и медицинских учреждений.
5. Совету Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятам областей, городов и районов до 1 января 2003 года обеспечить перерегистрацию юридических и физических лиц, занимающихся торговой деятельностью, приведение их документов и переоформление разрешительных свидетельств на право осуществления торговой деятельности в строгое соответствие с требованиями настоящего постановления.
6. Министерству юстиции Республики Узбекистан совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами в десятидневный срок внести в Кабинет Министров предложения по изменениям и дополнениям в действующее законодательство, вытекающим из настоящего постановления.
7. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на заместителей Премьер-министра Республики Узбекистан Р.Азимова и М.Усманова.
Председатель
Кабинета Министров И. Каримов.
Гор. Ташкент,
26 ноября 2002 г.

ЗАСЕДАНИЕ КОЛЛЕГИИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Итоги результатов проверки исполнения Закона республики «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности в связи с либерализацией уголовных наказаний» были рассмотрены на состоявшемся заседании коллегии Генеральной прокуратуры страны. Его вел Генеральный прокурор республики Р.Кадыров.
Прошел год с момента вступления в действие данного Закона. Как же обеспечивалось его исполнение за этот период?
Как отмечалось на заседании, органами прокуратуры проведена определенная работа по реализации данного Закона. С этой целью на места было направлено совместное указание председателя Верховного суда, Генерального прокурора и министра внутренних дел, исполнение которого взято на особый контроль.
Благодаря этим и другим организационным мерам повысилась эффективность прокурорского надзора, произошли кардинальные изменения в следственной работе и в судебной практике по назначению уголовных наказаний.
С момента вступления Закона в силу следственными органами переквалифицированы преступные деяния свыше 3 тысяч лиц и приведены в соответствие с требованиями Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства. Согласно данному Закону свыше 350 уголовных дел в ходе следствия и свыше 1400 дел в ходе судебного разбирательства прекращены производством ввиду отсутствия в деяниях состава преступления.
Судами стали шире применяться меры уголовного наказания, не связанные с лишением свободы. Так, вследствие того, что подсудимыми (свыше 2700 тысяч лиц) возмещен нанесенный материальный ущерб на сумму 2,7 миллиарда сумов, к ним применены меры уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы. В связи с примирением сторон уголовные дела, направленные в суд в отношении более 4800 лиц, прекращены производством, и они освобождены от уголовной ответственности.
Необходимо отметить, что применение санкций на содержание под стражей в ходе предварительного следствия сократилось с 52 до 29 процентов. В свою очередь, значительно увеличились случаи применения мер пресечения, не связанных с лишением свободы, что не могло не сказаться на судебной практике по назначению таких уголовных наказаний.
Резко сократились случаи нарушения сроков следствия, придается большое значение взысканию причиненного материального ущерба в ходе предварительного следствия.
На заседании коллегии были намечены дополнительные меры по полному и последовательному исполнению требований данного Закона.
Бехзод Норбоев.
Корр. УзА.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

О фактах нарушений в деятельности приватизированных объектов торговли и сферы обслуживания
Во исполнение Распоряжения Президента Республики Узбекистан от 23 сентября 2002 года № Р-1629 Кабинет Министров постановляет:
1. Принять к сведению, что специальной комиссией, образованной Распоряжением Президента Республики Узбекистан от 23 сентября 2002 года № Р-1629, была осуществлена проверка состояния объектов розничной торговли, в результате которой выявлены следующие серьезные нарушения.
В нарушение действующего законодательства владельцами 1716 приватизированных торговых предприятий допущено самовольное изменение профиля деятельности, определенного в договоре о приватизации. Наибольшее количество таких нарушений в Ташкентской области (592), Ферганской области (316) и г. Ташкенте (255).
Имеют место грубые нарушения со стороны торгующих организаций установленных правил торговли, инкассации полученной торговой выручки. В ходе проверки установлено, что 3640 приватизированных объектов розничной торговли фактически бездействуют, в том числе в Сурхандарьинской области — 606, Андижанской области — 621, Республике Каракалпакстан — 348. Свыше 5 тысяч объектов торговли допустили нарушения налогового законодательства. На момент проверки в 4169 магазинах отсутствовали контрольно-кассовые аппараты, а в 2815 магазинах допущены нарушения правил инкассации наличной денежной выручки. Более чем в 4,6 тысячи магазинах торговля осуществлялась без соответствующих разрешений органов государственной власти на местах.
Во многих случаях вновь создаваемые и реконструируемые юридическими и физическими лицами объекты торговли и сферы обслуживания не соответствуют градостроительным нормам и правилам, около 4 тыс. предприятий торговли по своему внешнему и внутреннему дизайну не отвечают установленным требованиям. Санитарным нормам и требованиям не соответствует 4465 магазинов (12,1 процента от действующих).
На низком уровне используются имеющиеся торговые площади. По приватизированным магазинам он не превышает 30-40 процентов, остальные площади переданы в аренду либо переоборудованы в нарушение действующего законодательства под игорные и развлекательные заведения. Так, на базе 513 приватизированных магазинов созданы игровые и увеселительные заведения, в том числе 323 биллиардных.
В результате указанных выше нарушений наносится серьезный ущерб интересам граждан, прежде всего в части обеспечения их по месту жительства соответствующим уровнем торгового обслуживания и видами услуг. Такое положение дел, сложившееся в сфере торговли и услуг, следует признать нетерпимым.
2. Госкомимуществу Республики Узбекистан, Совету Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятам областей и г. Ташкента:
установить жесткий контроль за исправлением в двухмесячный срок всех выявленных нарушений и принять действенные меры по предупреждению их дальнейшего повторения;
критически пересмотреть действующие нормы и ведомственные нормативные акты, которые приводят к указанным нарушениям в сфере торговли и оказания услуг.
О результатах проведенной работы доложить Кабинету Министров до 20 января 2003 года.
3. Установить, что: изменение профиля деятельности приватизированных предприятий торговли и сферы обслуживания осуществляется только по согласованию с Госкомимуществом Республики Узбекистан на основании предложений Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятов областей и г. Ташкента;
объекты розничной торговли, реализующие продовольственные товары, размещенные с учетом норм доступности и охвата населения, не подлежат перепрофилированию.
При самовольном изменении профиля деятельности приватизированных предприятий торговли и сферы обслуживания в нарушение установленных настоящим пунктом постановления положений договор о приватизации признается недействительным и объект подлежит повторной реализации с компенсацией собственнику ранее приватизированного объекта оплаченной им суммы.
Госкомимуществу Республики Узбекистан совместно с комплексами Кабинета Министров, министерствами, ведомствами, корпорациями, компаниями, ассоциациями, Советом Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятами областей и г.Ташкента обеспечить постоянный мониторинг за соблюдением владельцами объектов торговли и сферы обслуживания, а также других приватизированных предприятий условий по сохранению профиля деятельности, предусмотренного в договорах приватизации.
4. Совету Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятам областей, городов и районов, Главному управлению государственного архитектурно-строительного надзора Госархитектстроя Республики Узбекистан усилить требования по соблюдению юридическими и физическими лицами при строительстве объектов розничной торговли положений законодательства о градостроительстве, установленных градостроительных норм и правил, обеспечивать развитие сети торговых предприятий в регионах с учетом характера расселения и наиболее полного охвата населения торговыми услугами.
5. Министерству юстиции Республики Узбекистан совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами:
в десятидневный срок внести в Кабинет Министров предложения по изменениям и дополнениям в действующее законодательство, вытекающим из настоящего постановления;
в месячный срок привести ведомственные нормативные акты в соответствие с настоящим постановлением.
6. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на заместителей Премьер-министра Республики Узбекистан У.Исмаилова и М.Усманова.
Председатель
Кабинета Министров
И. Каримов.
Гор.Ташкент, 21 ноября 2002 г.

О внесении изменений в постановление Кабинета Министров от 20 сентября
2002 года № 327 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров
от 19 июля 2002 года № 257 «О мерах по предотвращению незаконного ввоза
в республику и реализации потребительских товаров»
В целях дальнейшего совершенствования системы ввоза на территорию Республики Узбекистан и реализации на внутреннем рынке потребительских товаров Кабинет Министров постановляет:
1. Установить с 1 декабря 2002 года, что сбор на импорт непродовольственных потребительских товаров юридическими лицами взимается в размере 10 процентов от таможенной стоимости товара независимо от кода ТН ВЭД и страны происхождения.
При этом сумма указанного сбора не включается в налогооблагаемую базу при исчислении налога на добавленную стоимость при ввозе товаров.
2. Признать утратившим силу пункт 1 постановления Кабинета Министров от 20 сентября 2002 года № 327 (СП Республики Узбекистан, 2002 г., № 9, ст.52).
3. Министерству юстиции, Министерству финансов, Государственному таможенному комитету Республики Узбекистан совместно с другими заинтересованными министерствами и ведомствами внести соответствующие изменения и дополнения в ведомственные нормативные акты.
4. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на заместителя Премьер-министра Республики Узбекистан Р.Азимова.
Председатель
Кабинета Министров
И. Каримов.
Гор.Ташкент, 21 ноября 2002г.

ДЕЙСТВИЯ ЧИНОВНИКОВ ПОДРЫВАЮТ АВТОРИТЕТ ГОСУДАРСТВА

Статья «Фактор устрашения», опубликованная в «Правде Востока» 30 октября, вызывает двойственное чувство. С одной стороны, у любого работника прокуратуры (даже бывшего) возникает подсознательное чувство протеста. Как же — «…нападкам подвергается святая святых»! Но есть и другая сторона…
Развитие нашего общества на современном этапе неизбежно ведет к переоценке сложившихся у нас представлений о роли, месте, функциях особой категории государственных органов, которые мы привычно называем органами правоохранительными.
Определение упомянутого понятия применительно к реалиям нашего общества, с учетом нынешнего уровня его развития — дело отдельного серьезного глубокого исследования.
Не говоря уже о том, что дать реальное и полное определение самого понятия «правоохранительные органы» все еще весьма и весьма затруднительно, следует, наверное, подчеркнуть и то обстоятельство, что их роль, место и функции не всегда верно и точно определяют даже лица, призванные в первую очередь делать это как можно точнее.
Действительно — что это значит: «правоохранительные»? То ли — «охраняющие права», то ли — «охраняющие право (то есть — Закон)»?
Разумеется, последнее не должно противопоставляться первому — весь смысл нашего законодательства, смысл проводимой руководством нашего государства политики, смысл осуществляемых в последнее время реформ — именно обеспечение надлежащей защиты, охраны прав и законных интересов в первую очередь гражданина, личности, человека.
Но разве редки факты, когда это понятие искажается и, более того — извращается; когда смысл понятия «охраняющие право» сводится к пониманию необходимости защиты самих этих органов; того, что мы привыкли называть защитой «чести мундира», выгораживанием «своих» и т.п.?
Смысл политики нашего Президента, вся его неутомимая деятельность направлены в первую очередь на обеспечение законной (и это необходимо подчеркнуть) защиты прав и свобод граждан, на точное и беспрекословное обеспечение верховенства закона, недопущение возможности использования закона (и, соответственно — любых государственных органов) в качестве этакой «дубинки».
В то же время взаимоотношения населения с правоохранительными органами все еще носят оттенок специфический, даже скорее опасливый. Это в немалой степени обусловлено привычкой, выработанной годами всесилья сверхидеологизированного репрессивного аппарата, подминавшего все и вся под себя, заставлявшего людей с опаской относиться даже к ближайшим родственникам (горький опыт отца Павлика Морозова на долгие годы способствовал такому отношению).
Однако если бы все дело сводилось лишь к преодолению этот наследия прошлого, не стоило бы поднимать данный вопрос.
Сегодня существует реальная опасность подрыва авторитета государственных органов и авторитета государства в целом в результате непродуманных, а иногда и вовсе преступных действий и намерений некоторых работников государственного аппарата.
Недобросовестность, бюрократизм, коррупция со стороны таких представителей государственного аппарата могут свести на нет любые попытки руководства республики к обеспечению достижения провозглашенных нами целей.
Особый урон могут принести такие действия со стороны работников, в большей или меньшей степени имеющих отношение к решению судеб людей — работников правоохранительных органов.
С момента обретения независимости нашей республикой одним из животрепещущих вопросов в данной области является изменение функций такого важнейшего государственного органа, как прокуратура.
Фактически мы имеем основания утверждать, что функции этого органа у нас, в Узбекистане, все еще в большой степени соответствуют тем основам, которые были заложены Петром Первым в 1722 году при издании им Указа об учреждении «Ока Государева».
Определенные тогда основные направления осуществления прокурорского надзора послужили основой для формирования аналогичной системы сначала — в бывшем Союзе, а затем (как это ни парадоксально)- и в независимом Узбекистане.
Мы говорим, конечно же, в первую очередь об осуществлении надзора за соблюдением законов — о том, что мы привыкли называть довольно ёмким словом «общий надзор».
Необходимость серьезных реформ в этой области надзора назрела уже давно.
Распространенность фактов недовольства населения деятельностью прокуратуры по осуществлению общего надзора позволяет с большей степенью достоверности сделать вывод о необходимости осуществления безотлагательных реформ именно в этой области прокурорского надзора. Если судить по выступлениям прессы, а также по публикуемым сообщениям пресс- центра Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан, не искоренены факты злоупотреблений и преступлений со стороны работников правоохранительных органов и даже самой прокуратуры.
Какими факторами обуславливается существование и распространение такого явления в органах прокуратуры, как коррупция?
Как представляется, таких факторов несколько.
Во-первых, заработная плата работников органов прокуратуры явно не соответствует их высокому статусу, не обеспечивает их реальную материальную независимость.
Соответственно, работник прокуратуры ставится перед дилеммой: или он живет за счет более обеспеченных родственников и близких (что с учетом нашего менталитета представляется унизительным), или же становится на путь злоупотреблений и прямых преступлений.
Существует, правда, и третий путь — зарабатывание денег «на стороне». Однако на деле этот путь прямо смыкается с совершением злоупотреблений (тем более что ст.43 Закона Республики Узбекистан прямо запрещает работникам прокуратуры заниматься любыми видами оплачиваемой деятельности, исключая педагогическую, научную, творческую, которой они вправе заниматься в свободное от основной работы время, что попросту немыслимо — свободного времени у прокуроров просто нет).
Во-вторых, прокурорские работники, особенно осуществляющие деятельность в направлении надзора за соблюдением законности (общий надзор), имеют весьма широкие полномочия, создающие возможность для различного рода злоупотреблений, в том числе даже для шантажа и вымогательства.
Действительно, достаточно на должности прокурорского работника оказаться лицу, у которого имеется «склонность» к коррупции, как перед ним тут же откроется возможность эту свою склонность удовлетворить.
Определенная «закрытость» (несмотря на попытки шире применять принцип гласности в своей работе, прокуратура даже по своему определению пока все еще действует большей частью келейно, «за закрытыми дверями») органов прокуратуры при осуществлении ими своих полномочий, создает для недобросовестных работников возможность оказания давления на проверяемых и как результат — «приобщения» к коррупции.
С предыдущим положением смыкается то, что до настоящего времени дача санкции на применение в качестве меры пресечения содержания под стражей является исключительной прерогативой прокуроров (за редкими исключениями вынесения аналогичных определений судами).
В настоящее время основная масса государств отказалась от этого положения и законодательно закрепила передачу этой функции судам.
Дискуссия по данному вопросу продолжается уже очень давно.
Ключевым аргументом в этой дискуссии видится возможность реального обеспечения и соблюдения принципа гласности при решении этого одного из важнейших вопросов, напрямую связанного с соблюдением одного из фундаментальных прав гражданина — права на личную свободу.
Действительно, при существующем положении вопрос об изоляции гражданина от общества решается прокурором под гнетом целого ряда факторов, могущих оказать влияние на принятие неверного решения.
Здесь и чрезвычайная загруженность прокуроров работой (как результат — недостаточно глубокое ознакомление с представляемыми материалами; излишнее доверие к выводам и заключениям, сделанным дознавателем или следователем; отсутствие реальной возможности «глубокого» допроса подозреваемого или обвиняемого и т.п.), и сложившийся стереотип отношения к определенной категории граждан (начиная от недоверия к «лицам, ведущим паразитический образ жизни» и до предвзятого отношения к работникам торговли и общественного питания).
Более того, существует опасность распространения синдрома «оправдания санкции», когда следователь (а особенно — следователь прокуратуры, находящийся в прямом подчинении у того же прокурора), ведет следствие с обвинительным уклоном (иногда даже подсознательно) с целью подтвердить законность ареста обвиняемого.
Еще одно спорное положение, создающее вероятность нарушений законности со стороны работников прокуратуры — законодательное закрепление в качестве одного из основных направлений деятельности органов прокуратуры производство предварительного расследования преступлений. Сразу оговоримся. Здесь, разумеется, следует придерживаться все же «золотой середины». Представляется не совсем отвечающим целям и задачам органов прокуратуры их «глубокое погружение» в производство предварительного расследования по целому ряду преступлений, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством к их подведомственности. На практике это может привести к возникновению синдрома «планирования и отчетности от достигнутого», когда реальная деятельность по расследованию особо опасных, резонансных и подобных преступлений будет подменяться очковтирательством, бессмысленным и ненужным распылением средств и возможностей следователей органов прокуратуры в погоне за «показателями».
В частности, как известно, и «бытовое» убийство, и убийство «заказное» относятся в настоящее время к категории дел, предварительное следствие по которым должны вести следователи органов прокуратуры.
Возникает опасность, что отчетность органов следствия о результатах расследования умышленных убийств попросту не будет представлять реальную картину состояния борьбы с этой категорией преступлений.
Действительно, можно успешно раскрыть девять фактов так называемых «бытовых» убийств, когда виновные даже не пытаются скрыться и сами дают признательные показания, и не принять меры к реальному раскрытию заказного убийства, по которому необходима кропотливая и тяжелая работа. Отчетность в этом случае выглядит привлекательно и возникает соблазн пойти по пути наименьшего сопротивления, поскольку и первые, и вторые преступления дают по одной равной единице в отчете.
Возникает вопрос — насколько целесообразно сейчас поднимать тему реформирования прокуратуры, ведь новая редакция Закона Республики Узбекистан «О прокуратуре» принята буквально недавно.
Может, все же следует основываться на представлении о том, что прокуратура, как и государство в целом, — организм, развивающийся постоянно.
Новая редакция Закона не затронула основ организации и структуры прокуратуры. Может, именно поэтому был поставлен вопрос не о принятии нового Закона, а лишь о его новой редакции.
Основная цель реформ государственных органов — приближение их к народу, создание реальной, а не декларативной возможности серьезного общественного контроля за их деятельностью.
Особенно актуально это для органов прокуратуры, которые до настоящего времени все еще остаются органами «непрозрачными» даже в той части, которая должна быть под постоянным контролем общества.
Возможно, предлагаемые меры позволят в той или иной степени решить и эту часть проблемы.
Полагаем, что необходимость серьезного реформирования основ деятельности, статуса правоохранительных органов представляется назревшей с учетом актуальности приобщения Республики Узбекистан к числу государств с развитым гражданским обществом и высокой правовой культурой.
Мэри Набиева.
Директор адвокатского бюро «MerieN».
Бахтиер Набиев.
Правовед.

ИЗУЧЕНИЕ ОСНОВНОГО ЗАКОНА — СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ

В своем докладе на шестой сессии Олий Мажлиса второго созыва Президент Ислам Каримов, особо остановившись на вопросах либерализации и демократизации судебно-правовой системы, подчеркнул, в частности, что Ташкентский государственный юридический институт должен быть не только учебным заведением, но вместе с тем стать научным и организационным центром, подготавливающим программы, другие документы, связанные с реформированием правовой системы.
Профессора и преподаватели этого института, следуя указаниям руководителя нашей страны, ведут серьезную работу по созданию учебников, соответствующих международным стандартам и духу времени. В частности, накануне 10-летия Конституции Республики Узбекистан был подготовлен цикл научно-популярных брошюр, предназначенных для разъяснения среди населения, и особенно молодежи, содержания и сути нашего Основного закона.
Эти брошюры являются только частью большой работы коллектива института по организации изучения роли и значения Конституции в обществе, формированию правового сознания, мышления и культуры молодежи, а также пропаганде и агитации Основного закона.
Брошюры под заголовками «Институт президентства», «Конституционные основы гражданства», «Личные права и свободы», «Человек и его права — высшая ценность», «Основы местной государственной власти», «Конституция и семья», «Общественные объединения», «Прокуратура», «Средства массовой информации», где дается широкий комментарий каждой главы нашего Основного закона, предназначены не только для юристов, но и для широких читательских масс.
Бехзод Норбоев.
Корр. УзА.

ПРОКУРАТУРА В ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ

Взяться за перо нас побудили публикации в газете «Правда Востока» статей С. Ежкова «Фактор устрашения» (от 30 октября) и
Л. Хвана «Дискредитация права» (от 9 ноября). В указанных статьях авторы высказали свое субъективное мнение по дискуссионной теме, касающейся роли прокуратуры в государственном механизме, месте органов прокуратуры в системе разделения властей, задачах и функциях прокуратуры. Главные претензии к Прокуратуре Республики Узбекистан, по мнению
С. Ежкова и Л. Хвана, заключаются в наличии у нее якобы чрезмерных властных полномочий, далеко выходящих за рамки основной функции прокурорских органов — осуществления уголовного преследования.
Призывы к реорганизации прокуратуры вызывают у нас, ученых-правоведов, вполне объяснимую тревогу. Известно, что правовая система нашего государства (как, впрочем, и любого другого) представляет собой сложный, пронизанный многочисленными внутренними связями механизм, нормальное функционирование которого складывается постепенно, десятилетиями и более. По нашему мнению, резкое, непродуманное изменение одной из частей в этом механизме может разбалансировать всю систему правоохранительных органов. С. Ежков предлагает лишить прокуратуру функции надзора за законностью, Л. Хван — освободить лишь от функции общего надзора. Если задаться целью лишить прокуратуру Узбекистана большинства ее важнейших функций, то придется произвести многочисленные изменения в законодательстве и институциональной системе государства, создать новые правоохранительные структуры, обучить сотрудников. И сколько за тем потребуется времени, чтобы все новые институты эффективно заработали, накопили опыт, имеющийся уже у прокуратуры!
Возникает вопрос: для чего и кому нужны все эти гипотетические преобразования? Может, система органов Прокуратуры Республики Узбекистан действительно остается в стороне от единых демократических стандартов организации, признанных в мире, и не подвергается реформированию?
Нет, никаких единых стандартов не существует. Более того, изучение мирового опыта говорит о разнообразии моделей организации и деятельности прокуратуры.
Статус и компетенция этого института могут различаться в зависимости от страны, ее истории, правовой культуры. Изменение статуса, структуры, задач и форм работы прокуратуры должно осуществляться гармонично; имеется в виду, что главной целью при этом остается создание подлинных гарантий для обеспечения законности и правопорядка, а также эффективной защиты прав и свобод человека и гражданского общества.
Что касается заявлений указанных авторов о перегруженности прокуратуры функциями, которые препятствуют эффективному выполнению ею своих задач по уголовному преследованию, то уместно им будет напомнить, какими огромными и разнообразными полномочиями обладает аналог прокуратуры в США, где атторней (прокурор) может выступать представителем исполнительной власти в судах по гражданским и уголовным делам, выполняет функции правительственного юрисконсульта, выступает как советник президента (губернатора) по проблемам уголовной политики. Атторнеи действуют и как следователи, и как сыскные агенты. В ведении Генерального атторнея находится контрразведка, политическая полиция, управление тюрьмами, дела иммигрантов, борьба с незаконным оборотом наркотиков. В ряде штатов США атторнеи обладают также широкими административными полномочиями, включая право участвовать в выработке соглашения между предпринимателями и работниками, регулировать экономическую деятельность различных предприятий, надзирать за состоянием железнодорожного, страхового дела и т.д.
Из анализа деятельности прокуратур в Германии и Японии можно сделать вывод, что там, как и практически во всех высокоразвитых странах с богатыми правовыми традициями, делается все для того, чтобы максимально полно и всесторонне использовать возможности прокуратуры для поддержания режима законности, правопорядка вообще и в уголовном процессе в частности.
Полномочия прокуратуры в этих странах, как, впрочем, и в ряде других, постоянно расширяются. Об этом свидетельствует и опыт деятельности прокуратуры Великобритании, Финляндии и других государств.
При всем многообразии прокурорских систем в мире все они призваны защищать интересы личности, общества и государства.
Надзорная деятельность прокуратуры охватывает различные сферы, области и участки развития и функционирования общества и государства.
Можно без преувеличения сказать — Прокуратура Республики Узбекистан занимает в системе государственных органов видное место и играет определенную роль в охране, защите законности и обеспечении правопорядка в стране, способствуя тем самым становлению и развитию гражданского общества в Узбекистане.
Поэтому проблема статуса и деятельности Прокуратуры Республики Узбекистан весьма актуальна, сложна и многоаспектна.
От эффективной и целенаправленной деятельности прокуратуры во многом зависит обеспечение правовых гарантий охраны жизни, здоровья, спокойствия и безопасности миллионов граждан, а также интересов организаций, предприятий, учреждений, коммерческих структур, иных субъектов процесса жизнедеятельности общества и государства в условиях глубоких политических, экономических и социальных преобразований, осуществляемых в Узбекистане.
Поэтому статус прокуратуры, его развитие и совершенствование — это проблема, которую предстоит решать обдуманно, учитывая особенности конституционного статуса правового положения прокуратуры.
В пылу развернувшейся на страницах газеты полемики прокуратуру обвиняют в нарушении законности, превышении своих полномочий, мздоимстве и прочих грехах. Однако уместно напомнить, что вряд ли правильно упрекать целую систему и всех работников органов прокуратуры за возможные, даже гипотетические нарушения отдельных ее работников.
Сегодня мы живем в другой стране. После провозглашения независимости в Узбекистане происходят глубокие перемены во всех направлениях. И прокуратура постоянно совершенствуется, не стоит на месте. Перемены в ней отвечают целям демократизации правовой правоохранительной системы республики. Свидетельством этого является принятие осенью прошлого года Закона «О прокуратуре» в новой редакции. Надо отметить, что этим законом ряд полномочий органов прокуратуры исключен, а некоторые претерпели существенные ограничения. По новому закону из числа объектов прокурорского надзора исключены граждане, поскольку в демократическом обществе объектом прокурорского надзора является соблюдение законных интересов и прав граждан, а не сами граждане. Разве это не является свидетельством либерализации самой прокуратуры?
На современном этапе на первый план выходит правозащитная деятельность прокуратуры. О правах человека порой мы больше говорим, чем по-настоящему защищаем эти права. Прокурорский корпус относится к такой части государственного аппарата, которая меньше говорит, но больше делает, поскольку прокуратура заинтересована в продвижении судебной реформы и своей деятельностью способствует укреплению законности в стране. Ежегодно в прокуратуру обращается около 64 тысяч граждан, за последние год и девять месяцев органами прокуратуры выявлены 12 тысяч незаконных судебных решений, из них по протестам прокуроров отменены или приведены в соответствие с законодательством более 10 тысяч. Опротестовано свыше 6,5 тысячи незаконных актов органов управления и власти на местах, в том числе 1264 акта хокимов всех уровней. Выявлено более 181 тысячи нарушений закона. По всем приняты меры прокурорского реагирования, вынесено свыше 22 тысяч протестов и 43 тысяч представлений.
В суды общей юрисдикции и хозяйственные суды направлено 53841 исковое заявление. Из них 14012 в интересах несовершеннолетних, в защиту трудовых, жилищных и иных охраняемых законных прав граждан. В этой ситуации нельзя лишать прокуратуру полномочий по осуществлению надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека.
В прошлом году по инициативе Президента Республики Узбекистан были внесены изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которые свидетельствуют о глубоком реформировании уголовного и уголовно-процессуального законодательства страны в сторону его гуманизации. Этот закон также ограничил некоторые процессуальные полномочия прокуроров. Так, теперь ограничены возможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу, сокращены с двух лет до одного года сроки предварительного следствия, содержания под стражей, смягчены условия для применения условно-досрочного освобождения от наказания и замены наказания более мягким, введен новый институт, предусматривающий освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим и др.
Анализ внесенных изменений в законодательство свидетельствует о том, что все они направлены на обеспечение защиты прав граждан от волокиты и необоснованного затягивания следствия. Никаких изменений и дополнений, которые каким-то образом расширяли бы полномочия прокурорских работников или ограждали их от ответственности и «ставили над законом», как пишет С. Ежков, в законодательство нашей страны не вносилось.
И еще одна правовая неграмотность в статье С. Ежкова, на которой хотелось остановиться. Описывая детали конкретного дела, автор допустил ошибку в толковании и понимании закона, обвинив прокуратуру в отсутствии у нее права на возбуждение уголовного дела. В соответствии со статьями 15, 321, 382 УПК Республики Узбекистан прокурор не только имеет право, но и обязан возбудить уголовное дело о преступлении во всех случаях, когда к тому имеются поводы и достаточные основания. Более того, в соответствии со ст.382 УПК, указания прокурора органам дознания и предварительного следствия в связи с возбуждением и расследованием ими дел, данные в предусмотренном законом порядке, являются для этих органов обязательными. А «прерогатива органов внутренних дел», о которой пишет С. Ежков, есть не что иное как незнание требований законодательства, так как в части шестой ст 345 УПК Республики Узбекистан право производства предварительного следствия по этой категории дел (ст. 184 УК) принадлежит органу, возбудившему дело. Надо сказать, что подобная правовая неграмотность журналистов дезориентирует читателей и создает впечатление о нарушениях там, где их нет.
На наш взгляд, журналисты, пишущие на правовые темы, должны иметь юридические знания. Не случайно Президент подчеркнул в своем докладе на IX сессии Олий Мажлиса, что именно СМИ «могут и призваны влиять на общественное мнение, воздействовать на правосознание граждан, формирование правовой культуры населения». Поэтому хотелось бы, чтобы журналисты объективно и обоснованно отражали происходящие в стране события, правильно трактовали закон.
То же самое можно увидеть и в статье Л. Хвана. Подхватив фразу С. Ежкова, он пишет, что «прокуратура республики имеет слишком обширные функции репрессивного свойства». Л. Хван, будучи юристом, мог бы перечислить их конкретно со ссылкой на закон. Далее, вряд ли можно согласиться с утверждением Л. Хвана о том, что «прокурор — прежде всего юрист-защитник, отличающийся лишь тем, что находится на бюджетном финансировании». В нашей правовой системе полномочия прокурора и адвоката отличаются; различны их роль, функции, полномочия, а не только источник финансирования.
Рассуждая о прокуратуре, почему-то мало кто говорит о том, что она сугубо правовой институт. Отличаясь, скажем, от судебной власти своим местом в системе государственно-правовых институтов, она тем не менее все свои властные полномочия реализует не непосредственно, а только через суд, который в соответствии со статьей 26 Конституции Республики Узбекистан и может принять окончательное решение — признать лицо виновным и назначить наказание, либо оправдать невиновного.
Задачи, стоящие сегодня перед прокуратурой, могут решить только высококвалифицированные кадры. Это никто не оспаривает. Именно от прокурора зависит, насколько полно и аргументировано составлено то или иное решение — будь то постановление о возбуждении уголовного дела, обвинительное заключение и т.п. Кроме того, прокурор в целях обеспечения эффективной судебной защиты прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций участвует в рассмотрении дел судами, именно так гласят законы «О судах» (ст.9) и «О прокуратуре» (ст.33). В соответствии с принципом состязательности, закрепленным в законодательстве Республики Узбекистан, прокурор пользуется равными с другими участниками судебного процесса правами, обязан придерживаться принципа независимости судей и строгого соблюдения норм процессуального законодательства. Поддержание государственного обвинения в суде требует особого умения, ибо провал обвинения способствует безнаказанности лиц, виновных в нарушении закона. В результате зло остается ненаказанным, а справедливость не торжествует. В связи с этим очевидно, что судебная реформа не может быть эффективной без активного участия прокурора в судебном процессе. Кроме того, совершенствование судебной системы должно идти параллельно совершенствованию работы прокуратуры. И все же, несмотря на трудности, проблемы, в органах прокуратуры достаточно профессионально грамотных, принципиальных кадров, которые, несмотря на сложившиеся трудности, с честью выполняют возложенные на них обязанности по надзору за законностью.
Об этом нам позволяют судить и встречи практически со всеми работниками прокуратуры республики весной этого года, которые были организованы самой же прокуратурой. Семинары, дискуссии, научно-практические конференции прошли открыто с приглашением корреспондентов газет и телевидения. В работе семинаров приняли самое активное участие и адвокаты, и судьи, и следователи, а также студенты вузов, магистры. Полезность подобных дискуссий отмечали все участники во всех регионах страны. После подобных обсуждений готовились публикации выступлений, вырабатывались предложения по совершенствованию законодательства и рекомендации о правильном и единообразном его правоприменении. Поэтому говорить о полном отсутствии гласности в работе прокуратуры вряд ли верно.
Но есть области, которые в интересах охраны наших же личных интимных сторон жизни, а также в интересах раскрытия преступлений (не говоря уже о государственных секретах и интересах национальной безопасности) не могут предаваться гласности, и это должно быть известно и журналисту С. Ежкову и тем более адвокату Л. Хвану.
Л. Хван пишет о приказах и других актах Генерального прокурора (кстати, о них речь идет в ст. 13 Закона «О прокуратуре», а не в ст. 5, как указывает автор статьи), делая акцент на то, что они не публикуются в доступных для населения источниках.
Считаем, что такая постановка вопроса абсолютно неверна, так как указанные приказы Генерального прокурора носят сугубо внутриведомственный характер, в них, как правило, речь идет об обобщении данных и результатов надзорной практики, даются рекомендации работникам прокуратуры. Вряд ли есть необходимость в их регистрации в Министерстве юстиции и доведении до сведения населения.
И, наконец, сам факт, что в новой редакции Закона «О прокуратуре», принятого 29 августа 2001 г., имеется норма, позволяющая Конституционному суду республики проверить соответствие закону приказов и других актов Генерального прокурора (за исключением актов индивидуального характера) говорит о произошедшей либерализации в деятельности прокуратуры. Ранее подобного положения не было.
И в завершение важно подчеркнуть: речь вовсе не идет о категорическом отказе обсуждать саму возможность дальнейшего реформирования института прокуратуры в Республике Узбекистан. В условиях продолжающейся реформы судебно-правовой системы страны в целом определенные корректировки в статусе и функциях прокурорских органов просто неизбежны, имеется немало направлений для совершенствования ее деятельности. Некоторые существенные изменения в функциях прокуратуры являются лишь вопросом времени. Однако не стоит думать, что путь дальнейшего развития нашей прокуратуры заключается лишь в сокращении ее функций. Есть направления прокурорской работы, которые следует всемерно развивать, причем при полной поддержке неправительственных общественных организаций. Это такая функция прокуратуры, как защита прав и свобод граждан.
Таким образом, планируя дальнейшее развитие института прокуратуры, необходимо исходить из национальных правовых традиций и накопленного нами опыта, действительных насущных потребностей нашей правовой системы и общества, реальных возможностей нынешней экономики, и, конечно, внимательно изучить опыт зарубежных правоохранительных систем.
Мирзаюсуф Рустамбаев.
Доктор юридических наук, профессор.
Елена Никифорова.
Кандидат юридических наук, доцент.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

О мерах по углублению исследований в банковско-финансовой сфере
В целях углубленного изучения тенденций и закономерностей развития финансово-банковской системы республики, создания прочной научно-методологической базы прогнозирования развития, дальнейшего реформирования и либерализации финансовой и банковской системы, выработки предложений по формированию денежно-кредитной политики, направленной на реализацию основных приоритетов и целевых задач реформирования и развития экономики страны, Кабинет Министров постановляет:
1. Принять предложение Центрального банка, Министерства финансов Республики Узбекистан, Ассоциации банков Узбекистана о создании Института по прогнозированию развития и либерализации банковско-финансовой системы (далее — Институт).
2. Определить основными задачами Института:
проведение глубокого системного анализа современного состояния развития банковско-финансовой системы республики, изучение мирового опыта функционирования банковских и финансовых структур и на этой основе подготовку предложений по дальнейшему реформированию и либерализации банковской системы, совершенствованию банковского законодательства;
участие в разработке стратегии развития и реформирования банковско-финансовой системы, тесно взаимоувязанной с макроэкономической и бюджетной политикой, соответствующей целевым задачам и приоритетным направлениям реформирования экономики, принятым комплексным программам экономического и социального развития страны;
глубокое изучение тенденций развития денежно-кредитных отношений и механизма денежного обращения, анализ денежных агрегатов во взаимосвязи с макроэкономическими показателями, подготовку предложений по ограничению роста денежной массы, сокращению внебанковского оборота, укреплению денежной системы, обеспечению стабильности национальной валюты и повышению ее покупательной способности, определение оптимального соотношения в денежном обороте наличной и безналичной денежной массы;
обоснование прогнозных параметров основных монетарных показателей на краткосрочную и среднесрочную перспективу;
изучение тенденций развития внутреннего валютного рынка, механизма организации межбанковских валютных торгов, анализ факторов, влияющих на изменение обменных курсов, обоснование предложений по дальнейшей либерализации валютной политики и унификации обменных курсов, развитию межбанковского валютного рынка, эффективному использованию валютных ресурсов государства, обеспечению устойчивого роста золотовалютных резервов;
разработку на основе анализа предложений по дальнейшему совершенствованию двухуровневой банковской и финансовой систем республики, повышению самостоятельности и устойчивости функционирования коммерческих банков и финансовых институтов;
осуществление мониторинга за тенденциями развития международной финансово-банковской системы, анализ динамики и направлений мировых финансовых потоков, выработку соответствующих предложений по укреплению и развитию финансово-банковской системы республики и ее интеграции в мировую финансовую систему.
3. Установить, что Институт является рабочим органом Республиканского банковского совета и в своей деятельности подотчетен Центральному банку Республики Узбекистан.
4. Утвердить структуру Института с предельной численностью сотрудников 32 единицы (без обслуживающего персонала).
Предоставить право Республиканскому банковскому совету при необходимости вносить, в пределах установленной численности, изменения в утвержденную структуру Института.
Приравнять директора Института по статусу, условиям материального и бытового обеспечения к заместителю председателя Центрального банка Республики Узбекистан.
5. Республиканскому банковскому совету:
в двухнедельный срок утвердить положение об Институте по прогнозированию развития и либерализации банковско-финансовой системы;
принять меры по привлечению для работы в Институте и проведения исследований высококвалифицированных научных сотрудников, национальных и международных экспертов в финансовой и банковской сферах;
оказать содействие Институту в привлечении грантов международных финансовых организаций, зарубежных фондов и других источников.
6. Предоставить Институту право:
проводить исследования путем создания временных рабочих групп из числа сотрудников Института и привлекаемых экспертов, научных работников и специалистов, в том числе зарубежных;
привлекать на контрактной основе к исследованиям специалистов государственных органов управления, ведомств, коммерческих банков и других финансовых учреждений, сотрудников исследовательских центров, ученых и преподавателей высших учебных заведений;
заключать договоры на проведение исследований и совместных работ с международными организациями, иностранными финансовыми учреждениями, фондами, университетами и исследовательскими центрами;
направлять сотрудников Института и привлекаемых для исследований специалистов и экспертов на стажировки и обучение в зарубежные исследовательские центры и университеты;
осуществлять издательскую деятельность, выпускать информационно-аналитические обзоры и доклады по проблемам развития финансового и банковского секторов;
запрашивать и получать необходимую нормативную, статистическую и аналитическую информацию от центральных экономических органов, министерств, ведомств, банков и других организаций в рамках возложенных на Институт задач.
7. Включить Институт в:
перечень организаций для обязательной рассылки указов Президента Республики Узбекистан, материалов Олий Мажлиса, постановлений и распоряжений Кабинета Министров, нормативных и инструктивных документов министерств и ведомств;
реестр обязательной рассылки бюллетеней статистической информации Министерства макроэкономики и статистики, Министерства финансов, Центрального банка, Государственного налогового комитета, Министерства труда и социальной защиты населения, Госкомимущества Республики Узбекистан, Агентства по внешним экономическим связям Республики Узбекистан, других министерств и ведомств.
8. Определить источниками финансирования Института средства Центрального банка Республики Узбекистан, гранты Центра по науке и технологиям, международных финансовых организаций, заказы Ассоциации банков Узбекистана, коммерческих банков и других финансово-экономических структур, а также доходы Института от собственной деятельности.
9. Разместить Институт по адресу: г.Ташкент, проезд А.Каюмова, 2.
10. Центральному банку Республики Узбекистан в месячный срок:
принять на баланс у Ассоциации банков Узбекистана указанное здание Института;
возместить Ассоциации банков Узбекистана расходы, связанные со строительством здания Института по фактическим затратам.
11. Узбекскому агентству связи и информатизации обеспечить Институт необходимыми видами телефонной и телекоммуникационной связи, включая правительственную.
12. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на заместителя Премьер-министра Республики Узбекистан Азимова Р. и председателя Центрального банка Республики Узбекистан Муллажанова Ф.
Председатель Кабинета Министров И.Каримов.
Гор. Ташкент, 18 ноября 2002 г.

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

Об образовании Республиканского банковского совета
В целях обеспечения дальнейшего углубления экономического реформирования и либерализации банковской системы, совершенствования банковского законодательства, повышения уровня организации и эффективности деятельности Центрального банка Республики Узбекистан, содействия развитию и устойчивому функционированию коммерческих банков республики:
1. Образовать Республиканский банковский совет.
Установить, что Республиканский банковский совет является постоянно действующим коллегиальным органом и в своей деятельности подотчетен Президенту Республики Узбекистан и Олий Мажлису Республики Узбекистан.
2. Определить основными задачами Республиканского банковского совета:
выработку предложений по дальнейшему реформированию и либерализации банковской системы, совершенствованию банковского законодательства;
на основе системного анализа разработку рекомендаций по формированию и реализации денежно-кредитной политики, тесно взаимоувязанной с макроэкономической и бюджетной политикой, определение ее соответствия целевым задачам и приоритетным направлениям реформирования экономики и всех сторон жизни общества, принятым комплексным программам экономического и социального развития страны;
подготовку предложений по обеспечению стабильности национальной валюты, укреплению денежной системы, ограничению роста денежной массы и сокращению внебанковского оборота, обеспечению оптимального соотношения в денежном обороте наличной и безналичной денежной массы;
осуществление комплекса мер по укреплению доверия населения к банковской системе, стимулированию привлечения денежных средств во вклады банков, созданию сильного механизма гарантий защиты вкладов граждан;
разработку эффективной системы дополнительных экономических стимулов, направленных на активизацию участия коммерческих банков в инвестиционном процессе и структурных преобразованиях экономики;
подготовку предложений по дальнейшей либерализации валютной политики, развитию межбанковского валютного рынка, увеличению экспортного потенциала страны, обеспечению стабильного и устойчивого роста золотовалютных резервов, эффективному использованию валютных ресурсов государства;
выработку мер по развитию и совершенствованию банковской системы республики и механизма межбанковских отношений, повышению самостоятельности коммерческих банков, надежности и устойчивости их функционирования, росту их международного кредитного рейтинга, широкой интеграции в международную финансово-кредитную систему.
3. Утвердить Положение о Республиканском банковском совете.
4. Министерству юстиции, Центральному банку Республики Узбекистан совместно с заинтересованными структурами в месячный срок внести в Кабинет Министров предложения по изменениям и дополнениям в действующее законодательство, вытекающим из настоящего Указа.
5. Контроль за исполнением настоящего Указа возложить на Государственного советника Президента Республики Узбекистан В.Голышева и Председателя Центрального банка Республики Узбекистан Ф.Муллажанова.
Президент
Республики Узбекистан
И. Каримов
Гор.Ташкент, 15 ноября 2002 года.